«Виной только их алчность»: фермер рассказал, как убили сельское хозяйство в Волгоградской области

Андрей Прошаков 14.01.2022 15:36 | Экономика 18

В том, что в Волгоградской области растут цены на продукты и исчезла прежде доступная на рынках снедь, разоряются многочисленные фермерские хозяйства, а богатеет только крайне небольшая жировая прослойка очень определенных людей, — виноваты целенаправленные действия пришедших во власть и к власти крупных землевладельцев. Так считает известный волгоградский фермер Андрей Прошаков, подробно рассказавший о том, что происходит в районах Волгоградской области.

Падение объемов производства и качества сельскохозяйственной продукции в Волгоградской области является следствием политики по выдавливанию с рынка мелкого сельхозпроизводителя, которая планомерно, на протяжении последних лет, лоббируется и проводится крупными землевладельцами, агроолигархами и так называемыми титульными фермерами. Попробую расшифровать.

Представьте, что один человек стал владельцем большей части сельхозугодий целого муниципального района. Той земли, на которой сотни крестьян должны были вести самостоятельные хозяйства, выращивая зерновые, бахчевые, овощи и фрукты, развивая мясное и молочное животноводство и птицеводство. И вот этот землевладелец (он сам либо через ближайших родственников и друзей), как правило, сосредотачивает в своих руках политическую, административную и законодательную власть. Используя возможности, которые дают эти институты, он, зачастую по договорённости с такими же землевладельцами из других районов, создает для мелких фермеров условия, при которых им становится бессмысленно работать на себя. Этот человек может, в том числе и вполне официально на законодательном уровне, поднять цены за аренду земли, лишить льготных кредитов, субсидирования, рынков сбыта и тому подобное.

Например, на первом же заседании Волгоградской областной думы V созыва (2014—2019 гг.) было принято решение приравнять оплату за аренду неýдобей (это земля в оврагах, балках, которая не может быть использована ни для чего, кроме выпаса скота) к пахотным землям, то есть фактически к чернозему. Надо объяснять, как сильно это ударило по мелким фермерам, занимающимся мясомолочным животноводством? Даже в Подмосковье выпасá дешевле, чем в Волгоградской области.

Мелким фермерам становится бессмысленно работать на себя. Фото: Константин Завриков

Агроолигархи планомерно выдавливают с рынка мелких сельхозпроизводителей. Фото: Константин Завриков

Вы скажете: «Но простите, цены же подняли одинаково всем, а крупным хозяйствам и платить больше, так как у них больше выпасóв». Не совсем так. Агроолигархи эти затраты легко перекрывают конъюнктурной ценой на зерно. Более того, крупные хозяйства получают всевозможные субсидии, субвенции, дотации и беспроцентные займы, да и животноводство для них не является основным направлением деятельности. А вот мелким животноводческим хозяйствам это оказалось не по карману, да и не по чину.

Самое удивительное, что АО «Газпром» на том же заседании (помним господина Набиева, который был тогда и областным депутатом и руководителем регионального «Газпрома»?) было освобождено от арендной платы за землю под своими объектами. Конечно, это было крайне необходимо организации, которая берет за подключение сельского дома к газовой линии сумму такую, которую крестьянину, чтобы собрать, нужно трех коров год кормить, пасти, доить и ни копейки из денег, вырученных за молоко, не тратить.

Даже в Подмосковье выпаса теперь дешевле, чем в Волгоградской области. Фото: Константин Завриков

Или вот еще пример. В то же самое время наши доблестные законодатели лишили ЛПХ дотаций на молоко, оставив их только крупным хозяйствам. Скажите мне, пожалуйста, чем корова бабы Мани отличается от коровы Колесниченко или Струка? Только тем, что ее хозяйка не вхожа в коридоры власти. И кстати, за всё вышеперечисленное голосовал в том числе и господин Плотников, который был тогда депутатом областной думы. А где-то с неделю назад, будучи по уже сложившейся традиции депутатом, но теперь Государственной думы, он рассказывал Минсельхозу, что нужно обратить внимание на мелкого сельхозпроизводителя. Видимо, имел в виду, что некоторые хозяйства еще не добили.

Или, например, некий местный агроолигарх забирает себе все покосы вдоль реки, а для других желающих этих земель как бы и не существует в кадастре. Или единственный пруд в степи в радиусе 30 км. И все чабаны, имеющие свои 20–30 га пастбищ вокруг этого пруда, теряют доступ к водопою, то есть фактически возможность там выжить со стадом.

Агроолигарху выгодно разорение мелких крестьян. Он за бесценок, а то и на халяву может прирасти землей, засеет поля зерном и подсолнечником. Фото: Константин Завриков

Еще пример. Буквально 10 лет назад ЛПХ и фермерские хозяйства могли напрямую продавать в хуторские школы, детские сады, больницы, интернаты свою сельхозпродукцию. Сегодня это позволено только крупным игрокам на этом рынке.

В результате крестьяне сдают молоко, мясо, овощи и фрукты перекупщикам за бесценок, а те в свою очередь поставляют сельхозпродукцию в те же школы, но уже в разы дороже. А ведь при прежнем механизме на одних только молочных продуктах бюджет области мог экономить по миллиону рублей в день, а крестьяне имели бы гарантированный рынок сбыта и возможность развиваться.

Я еще долго могу рассказывать о десятках подобных фокусов, как можно, имея желание и власть, сделать фермерство бессмысленным и невыгодным. А как итог такой политики мы имеем уменьшение объема и качества сельхозпродукции.

А вообще-то хватило бы и той незамысловатой истории, что, согласно поручениям президента Российской Федерации по развитию сельских территорий от 6 мая 2014 года, для введения в рынок мелкого сельхозпроизводителя в каждом поселении должна была быть создана сельхозкооперация.

Вместо фермеров поля занимают мигранты из Средней Азии. Фото: Константин Завриков

Поясню. Эти кооперативы необходимы для того, чтобы баба Маня, забивая одного из двух своих бычков, не отдавала половину стоимости мяса за доставку бычка на бойню или не сдавала его за бесценок перекупщикам, как происходит сейчас. Грубо говоря, кооператив должен вывести из теневого рынка мелкого сельхозпроизводителя, гарантируя реализацию его продукции и достойную оплату. Как вы можете догадаться, никакой кооперации у нас так до сих пор и нет. По крайней мере, ни вам, ни мне об этом неизвестно. Что и нужно агроолигархам. Фермеры разоряются, бросают заниматься крестьянским трудом — идут к ним в батраки, потому что другой работы на сельских территориях нет. И конкуренции на рынке нет. И как следствие — нет качества, ассортимента, достаточных объемов и адские цены.

Но этого мало. Для селян создаются к тому же и невыносимые условия жизни. Сейчас в хуторах нет аптек, врачей, достойного медицинского обслуживания, школ, не хватает учителей, нет газа, устойчивого интернета и сотовой связи, продукты в магазинах в полтора раза дороже, чем в городе. Люди бросают свои земельные паи и уезжают целыми семьями. И снова агроолигарх в плюсе — за бесценок, а то и на халяву может прирасти землей, засеет поля зерном и подсолнечником, чтобы потом продать их за рубеж. Вы можете спросить: «Кто же будет работать на этого землевладельца, если сёла пустеют и люди уезжают?» Ничего страшного.

Уже приехали мигранты из Средней Азии. А если и они не приедут, у него будет возможность поплакать в жилетку своим клевретам в думах с администрациями и в СМИ. Первым, чтобы получить новые дотации, а вторым, чтобы публично оправдать перед всеми вами уменьшение объема, ассортимента, ухудшение качества продукции и очередное повышение цен. Они говорят, что виноваты непогоды, отсутствие хороших семян, удобрений, рабочих рук… А на самом деле виной всему только их алчность.

Андрей Прошаков

Источник


Фото: Чем корова бабы Мани отличается от коровы Колесниченко или Струка? Только тем, что ее хозяйка не вхожа в коридоры власти. Фото: Константин Завриков

Публикация: сетевое издание «В1.ру»


Сейчас на главной
Статьи по теме